New Year Cat

Малыш и Карлсон

Оригинал взят у imja в Малыш и Карлсон
Стыд, вина, свобода и ответственность.

Все помнят эту историю? Про то, как мальчик хотел смотреть мультик, а бабушка решила, что младенец пришел к ней и требует молиться и каяться?
Среди прочего в обсуждении в жж часто можно заметить очень интересный процесс: приходят люди от имени высшей инстанции - Бога, Правды или Истины и заявляют: "Молись и кайся", или "Это Ваш грех - Вам и мучиться", "Признай свою вину" или "Стыда у тебя нет". Ну и так далее.

Я прямо-таки представляю как они это видят: они стоят все в белом, к ним подходит несчастный имярек, весь такой в рубахе и простоволосый, с потупленными очами, и они клеймят его огненными речами, а он, разумеется, на коленях униженно молит о прощении. А они - благородные - прощают. Ну или по сусалам его.
Тут уже от фантазии и желаний зависит.

Ну тут есть одна трудность: у здоровой развитой личности обычно нет достаточного для таких вещей уровня стыда и чувства вины. Что я имею в виду? Все очень просто.
[Spoiler (click to open)]
Стыд - это чувство, которое формируют родители в момент удовлетворения потребностей или реализации ребенком своих фантазий, не соответствующих стандартом взрослым. Рисует какашками, мастурбирует, втыкает перья дохлой вороны в волосы, ест муравьев или писает в мамин чай. Дети много чего могут. Моя вот шоколадный минибар вместе с обертками съела в полтора года.
И вот тут и образуется мучительное чувство: как будто делая себе хорошо я делаю что-то ужасно плохое. Настолько ужасное, что мама сейчас меня отвергнет, и я останусь совсем один. Ужас.
Например, когда я летела в самолете, девочка лет пяти хотела спать. И родители (явно очень любящие, очень заботливые родители, вполне адекватные все остальные три часа полета причем оба - такое нечасто видишь - просто момент у них был трудный, и они тоже устали) сказали ей: "Ты можешь лечь спать. Но мы уйдем. И проснешься ты одна в самолете". Вот если в эту фразу добавить еще, например, "и все над тобой будут смеяться" - будет самое то для формирования тяжелого чувства стыда. Мы такого много слышим, пока растем. Моя собственная мама очень любит фразы с окончанием типа "как дура".

Чувство вины формируется чуть-чуть позже. Когда ребенку впихивают непомерное чувство ответственности за то, за что отвечать он не может. Например, трехлетка остался со своим младшим братом, и тот сильно упал. Ужас? Как ты мог? Ты не видел, куда он идет? Ты что, хочешь его смерти? Знаешь, что будет, если он умрет?
А трехлетка не знает. Но он должен был знать. Он должен был предвидеть. Догадаться. Понять. И он виноват.

Но мы вырастаем. И у почти всех эти штуки остаются навсегда.
Но не у всех. Кто сам догадывается, кому терапевты помогают, кто еще как, но многие чувствуют - есть в этом какая-то подстава. И многие из тех, кто догадываются, идут простым путем - напиваются. Когда ты напиваешься, интроекты, хранящиеся в более молодых участках мозга, выключаются, и - наконец - можно делать все стыдное. И не быть за это виноватым. В России это вообще железное оправдание - "я ж пьяный был".
Но утром все возвращается с дополнительными проблемами. Как всегда с простыми путями.

А есть и трудный путь.
Базируется он на трех вещах: собственно, свободе принимать решения, эмпатии и ответственности. Без любого из трех компонентов не работает.
Свобода принимать решения - означает большую нагрузку на лобные доли. Она означает, что я ничего не пускаю на самотек. Я пытаюсь понять и осознать свои желания, свои потребности и свои цели. Я пытаюсь не делать ничего, что могло бы навредить мне и моему будущему. В том числе косвенно - например, я стараюсь не делать того, что сильно повредит моей репутации или уважению значимых для меня людей, пока это не входит в большое противоречие с моими убеждениями.
Эмпатия - это сочувствие и внимание к другим людям. Я стараюсь не делать того, что причинит вред другим людям. Пока это не входит в большое противоречие с моей безопасностью, безопасностью моих близких и моими убеждениями. Я стараюсь слышать, что я им причиняю боль или делаю плохо.
Ответственность - я принимаю, что все мои поступки приносят последствия, в том числе и те, что я не могу предсказать. Например, покупая дом на все семейные деньги я могу получить семейное гнездо, замороженный котлован в центре Москвы или финансовую махинацию, после которой я останусь совсем без всего. Или причину, по которой меня отравит нерожденный на данный момент племянник.
Но так как я принимаю информированные решения в условиях - тем не менее - недостаточной информации, я в любой момент могу сказать, почему я приняла такое решение.
А если я всегда принимаю наилучшие в тот момент решения, я могу лишь учиться на своих ошибках, но не париться по поводу того, "почему я не сделала тогда вот так". Я знаю, почему. Я знаю, как я туда попала.

А если я знаю почему и как, мне незачем жарить себя на огне стыда и вины. Это не значит, что так совсем никогда не бывает, и что все психотерапевты от этого свободны - нет, конечно, - но мы себя заживо не сожрем и другим не дадим.
Это не значит, что я всегда права. Я могу извиниться и стараться восполнить ущерб, если я его причинила кому-то. Я могу принять, что кто-то пострадал из-за моих решений так или иначе. И дальше я принимаю следующее решение - постараться исправить это или ничего не трогать. И снова принимаю последствия своих действий или бездействий. И так каждую минуту моей жизни.

Но бонусов в этом много.
Когда я поняла, например, что моей маме было тридцать пять лет, когда я родилась, это было ее решение, и все остальное, что с ней происходило - тоже последствия ее решений, и я не несу за нее ответственность, и никакие мои действия в области моей жизни не могут разрушить ее жизнь, мне стало сильно легче жить.
А потом я поняла, что так со всеми людьми. И даже с Богом. Он - хорошая опора для тех, кому трудно принимать решение и нужен авторитет. И Он же несет всю ответственность за их жизни и судьбы.
Мне это по большей части не нужно. Это трудно - отвечать за все свои выборы и их последствия (но не за вселенную и не за других людей, за исключением моего ребенка).
Зато моя жизнь - полностью моя.